При виде крови я падала в обморок: невыдуманные истории с фронта

При виде крови я падала в обморок: невыдуманные истории с фронта

Летопись воспоминаний ветеранов, фронтовиков, тружеников тыла, детей войны, узников концлагерей начинает ИА UssurMedia. Пополнить ее может любой житель Приморья, прислав воспоминание о военных годах своего родственника, пережившего Великую Отечественную войну. Скоро не останется очевидцев тех лет, но память должна храниться в сердцах каждого жителя России.

Воспоминания Варвары Романовны Ромашевой, во время войны ухаживала за ранеными бойцами в эвакуационном госпитале.

Фото: из личных архивов

"У меня не было медицинского образования. До начала войны я только начла учиться на ткачиху, но враг не спрашивает, когда нападать. Так случилось. Меня взяли просто санитаркой, нас таких много было. Когда шли большие бои, в госпиталь привозили столько раненых, что мы если справлялись. Работа была конечно тяжелая. Я не думала, что буду бояться вида крови, но когда увидела на людях столько ранений, поначалу просто падала в обморок. Я такого ужаса не могла перенести. Но ко всему привыкаешь."

Воспоминания Геннадия Илларионовича Фисенко, будучи еще 18-летним матросом, отправился на войну с японцами на эсминце "Расторопный".

При виде крови я падала в обморок: невыдуманные истории с фронтаПри виде крови я падала в обморок: невыдуманные истории с фронта

"Мать одна осталась, а нас двое. Питание было скудное, да что там говорить, война же. Из травы скороспелки и из ботвы, из капусты, из щавеля, из всего этого делали такие шарики размером с пуговицу, их и ели, только этим спасались.

В 1944 году меня призвали в армию и попал я на остров Русский в школу оружия. Курсы прошли за четыре с половиной месяца, а нужно было за шесть. После окончания нас направили на корабли, я учился на электрика — торпедиста." 

Воспоминания Николая Кондратьевича Якимовича, прошел боевой путь от красноармейца-железнодорожника до командира танкового взвода.

Фото: из личных архивов

"Над танком что-то горит, что-то рушится. Перегрелись орудия и пулеметы. Сама броня в эту промозглую ночь не холодит, а обжигает. Чадят воронки, видны пожарища, сурово стоят опаленные деревья, по улицам идут пленные гитлеровцы. Это была не только схватка оружия, но и нечеловеческой стойкости, выдержки и нервов. После почти полусуток боя люди едва держались на ногах. У одной из машин был оторван ствол пушки, у другой — расколота башня. В том бою я получил ранение в руку, но остался в строю."

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх