«Если мы войну забудем, то опять придет война». Жительница блокадного Ленинграда — о параде Победы и жизни во время пандемии

Маргарита Ильинична Щербакова — председательница районного объединения жителей блокадного Ленинграда «Приморец». Всю войну она провела в городе вместе с матерью. Каждый год Маргарита Ильинична ходит на парад Победы.

Блокадница рассказала «Бумаге», что помогло ей выжить во время войны, как ветераны переносили самоизоляцию и почему на 9 Мая они продолжают встречаться на Дворцовой площади даже во время пандемии. Отрывки интервью можно послушать: для этого нажмите на кнопку Play.

«Если мы войну забудем, то опять придет война». Жительница блокадного Ленинграда — о параде Победы и жизни во время пандемии
Фото: Юрий Гольденштейн

О блокаде

— В День Победы у меня всегда есть тост за маму. Мы с ней все 900 дней были в Ленинграде. У меня была дистрофия. Выжили благодаря тому, что мама сдавала кровь — доноры получали дополнительный паек, и это нас поддерживало.

[Когда началась война], мне было три года. Нас некоторые не считают блокадниками — говорят, что мы просто дети. Мы действительно были детьми, но перенесли эти тяготы, хотя не понимали их. Их понимали наши родители.

Я сама мало что помню. Помню, как начиналась бомбежка. Мама работала в детском саду — случайно устроилась, и когда начиналась стрельба, когда самолеты сбрасывали бомбы, когда уже пушки гремели, детей увозили в бомбоубежище. Почему-то вот что я помню: мы сидим где-то в темноте, и я у мамы на руках.

Сейчас показывают много фильмов о войне, но в них почему-то всегда на саночках везут умерших, завернутых в полотна. Или [показывают] мужчин с большими голодными глазами. Но, по-моему, нужно показывать и то, почему город выстоял. Люди боролись, заводы работали, даже несмотря на то, что не ходил транспорт. Ремонтировали военную технику, стояли у станков, помогали фронту. В основном погибали те, кто не боролся, кто лег и не нашел в себе силы встать. А те, кто проходил до работы многие километры, остались живы.

О самоизоляции

— В прошлом году 13 марта исполнялось 30 лет нашей организации [жителей блокадного Ленинграда Приморского района]. Был заказан дворец, где планировался праздничный концерт — всё это приостановилось, когда начался карантин. Целый год мы общались практически только по телефону.

Всё лето я сидела дома. Тот год был очень грибной, но мы выехали из города только в сентябре. Даже на дачу не ездили. Я с 2003 года работаю на компьютере, так что у меня было много работы. У нашей организации статус юридического лица, мне приходилось с контрагентами общаться через электронную почту. Еще я увлекаюсь росписью картин по номерам, так что занималась своим хобби.

Некоторые блокадники всё равно выходили на улицу. Многие занимались скандинавской ходьбой, гуляли где-то в стороне. Говорили, что устали уже сидеть в четырех стенах. Кто-то крестиком вышивал, каждый чем-то занимался. И перезванивались, конечно. Блокадников много одиноких, много не выходящих из дома, которым уже требуется сиделка. Наступает такой период, когда нужно больше помощи — социальной, материальной.

Недавно я была в театре «Зазеркалье», смотрели «Свадьбу Фигаро» в оригинале — на итальянском языке. И знаете, мы не сидели через одного, сидели плечом к плечу, и нормально. Правда, пришли в масках и у нас температуру проверили. В БКЗ я была на концерте «Песни весны и Победы», весь зал был заполнен. Ну, как обычно, русское «авось пронесет».

«Если мы войну забудем, то опять придет война». Жительница блокадного Ленинграда — о параде Победы и жизни во время пандемии
Фото: Юрий Гольденштейн

О 9 Мая во время пандемии и помощи блокадникам

— 9 Мая — это для меня главный праздник в году. Мы всегда собирались с семьей у двоюродной сестры моего мужа, они все были награждены медалями за оборону Ленинграда. Нас там было много, но, к сожалению, никого не осталось. Застолье было большое — сначала за победу, потом за тех, кто нам дал эту победу.

В прошлом году сначала 8 мая поехали на Серафимовское кладбище, 9-го праздновали в семье. У нас было поздравление от главы администрации района Николая Цеда. Когда готовились к 30-летию общества, закупили подарки для 400 человек, которых нам удалось пригласить — конфеты в основном. Но поскольку 13 марта нас посадили дома, конфеты остались, и мы решили их раздать 9 мая. К нам приходили волонтеры с конфетами и поздравлением.

Мне кажется, сейчас стало больше внимания к уходящим. Мы уходящие. В прошлом году получили по 800 рублей на маски и перчатки. Если говорить о праздничных выплатах — на 75 лет победы по решению президента получили по 75 тысяч, сами представляете, какие это деньги. В этом году тоже будет от 3 до 10 тысяч в зависимости от категории и от общества.

Было много благотворительных организаций, которые привозили нам продукты. Очень много фондов откликнулись, я составляла списки. Потом мне дочка помогала. Я писала, что мне нужно на неделю, они привозили.

О коронавирусе 

— В этом году очень много больных стало. Коронавирусом у нас [в организации] заболели три человека. Одна председательница очень тяжело перенесла. Ей 85 лет, почти месяц лежала в больнице, была под аппаратом ИВЛ. Она хотела уйти с работы, но я уговаривала ее остаться, напоминала, что впереди три месяца лета, она сможет восстановится. Сейчас ей уже лучше.

В начале года я заболела. Повысилась температура где-то до 37,5, постоянный озноб, мне стало страшно. До врача оказалось очень тяжело дозвониться, но я ее вызвала. Ко мне пришли в воскресенье и сказали, что в понедельник возьмут мазок. Причем заявили так: если вам не позвонят, значит, у вас всё нормально. А если плохо — то позвонят.

Мне кажется, такой подход совсем не правильный. В моем случае всё происходило в выходные дни, и я сидела и думала: не звонят, потому что всё нормально или потому что отдыхают? Тогда у меня состоялся разговор с заместителем главы администрации Приморского района. Я рассказала о проблеме, а он: сейчас узнаем. Позвонил и сказал, что у меня отрицательный тест. Оказалось, ОРВИ.

«Если мы войну забудем, то опять придет война». Жительница блокадного Ленинграда — о параде Победы и жизни во время пандемии
Фото: Юрий Гольденштейн

Знаю, многие критикуют прививку от коронавируса, но я со всеми борюсь. Все-таки надо оберегаться. Особенно в нашем возрасте — мы же все хроники: у каждого второго диабет, ишемическая болезнь сердца, сосуды, гипертония. А жить хочется. Некоторые говорят, что сделают прививку, только когда она понадобится. Кто-то — что не будет делать, потому что никуда не ходит. Некоторые не доверяют.

Я законопослушная — всегда прививку от гриппа делаю, от пневмококка, почему бы не сделать и эту? У меня в семье все вакцинировались. У дочки был озноб, ломало тело, но у меня прошло всё очень легко. Второй компонент мне ввели 30 апреля.

О параде Победы

— На парад Победы я хожу 4 года. До этого на трибуны было не попасть, а сейчас стали приглашать. Я ни разу его не пропускала, для меня это большой праздник. Главное, что он для меня значит — это наша победа. Конечно, со слезами на глазах, ведь каждая семья кого-то потеряла. В этот день я ощущаю торжество и гордость, хоть это и звучит высокопарно. Нас ведь в духе патриотизма воспитывали.

В прошлом году меня тоже пригласили на парад Победы. От администрации пришел небольшой автобус, потому что нас было немного. Одна пара — муж с женой — сели в автобусе рядом. Ответственная за нашу доставку даже их попросила пересесть друг от друга. Было всё строго: температуру проверили, на нас были маски. Но мы не боялись.

Я даже не думала о коронавирусе, нет! Все председатели нашей организации там встретились. 24 июня был чудесный день, все были такие радостные.

У нас сейчас задача — поскольку все-таки возраст — чтобы кто-то продолжил наше дело, чтобы не забывали об этих страшных днях войны. Где-то я прочитала, что если мы войну забудем, то опять придет война. Мне эта фраза запомнилась.


В этом подкасте сотрудники «Бумаги» рассказывают истории своих бабушек и дедушек, которых война застала в городе. Смотрите также список блокадных адресов, важных для жизни ленинградцев.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх