Свежие комментарии

  • Геннадий Бережнов
    Если у тебя фейс в цифрах, то ты уже 100% Моргенштерн!Узнай, насколько ...
  • Павел К
    Интересно, по сколько собирали?  По пузырю  на морду или больше?😀В Восточном военн...
  • Геннадий Бережнов
    Давали уже и по 12000 руб. по 10000руб. и вот уже 6000 руб. Однако сколько писателей столько и пожеланий. Делать вам ...Еще по 6 тысяч ру...

Локальные истории и глобальные смыслы — книги писателей из Владивостока и Читы на ЛиТРе

Локальные истории и глобальные смыслы — книги писателей из Владивостока и Читы на ЛиТРе

В четвертый раз в программе фестиваля "Литература Тихоокеанской России" (6+) отразились главные интеллектуальные тенденции Дальнего Востока, воплощенные в художественных текстах. Локальные истории и глобальные смыслы, национальные, геополитические, психологические характеристики переломных моментов, отточенный стиль, выразительный язык — больше десятка новых книг представят на ЛиТРе. В материале ИА PrimaMedia — о произведениях читинского автора Александра Баринова и приморского Амира Хисамутдинова.

Фото: ИА PrimaMedia

На фестивале прошла презентация нового романа Александра Баринова "Человек редкой чистоты: жизнь и деятельность Алексея Кирилловича Кузнецова (1854-1928)" о легендарной фигуре в истории Сибири — археологе, фотографе, общественном деятеле, чьими силами были основаны Нерчинский и Читинские музеи.

"Люди того времени не старались сбежать со своей малой родины с криками "пора валить", они не покладая рук работали над тем, чтобы преобразить то место, в котором оказались" — отметил Александр Баринов, объясняя интерес к главному герою.

Локальные истории и глобальные смыслы — книги писателей из Владивостока и Читы на ЛиТРе

Александр Баринов. Фото: ИА PrimaMedia

Локальные истории и глобальные смыслы — книги писателей из Владивостока и Читы на ЛиТРе

Александр Баринов. Фото: ИА PrimaMedia

1 / 2

Действительно, в долгой жизни Алексея Кузнецова было столько испытаний воли и духа, рискованных авантюр и ярких побед, что их хватило бы на несколько биографий.

Получив прекрасное образование, он мог бы стать блестящим ученым, но влюбился в революционерку и примкнул к революционному кружку "Народная расправа" знаменитого Сергея Нечаева (нечаевскую максиму "Все морально, что в интересах революции" очень любил цитировать Ленин), принял участие в коллективном убийстве товарища, был сослан на каторгу в Сибирь, где окончательно разочаровался в революционных методах и женился на такой же ссыльной каторжанке, зарубившей первого мужа топором. И Достоевского здесь вспомнить весьма кстати, потому что именно Алексей Кузнецов послужил прототипом для героя романа "Бесы" Виргинского, "человека редкой чистоты". В ссылке Кузнецов организовал первую школу, позже общество любителей музыки и Нерчинский краеведческий музей, который посетил цесаревич Николай во время своего "Восточного путешествия". Будущий российский император оказался столь впечатлен экскурсией, которая длилась полтора часа вместо запланированных 20 минут, что подарил основателю бриллиантовую булавку. Но драгоценный подарок Кузнецов сразу продал, чтобы обустроить свою фотомастерскую, так как очень увлекся фотографией.

В завершении презентации Александр Баринов подчеркнул, что именно силами таких героев как Кузнецов, история движется вперед и открываются новые интеллектуальные и смысловые горизонты.

Фото: ИА PrimaMedia

Книгу об еще одном герое "В.К.Арсеньев и близкие ему люди: портрет эпохи", изданную к 150-летию со дня рождения ученого и путешественника, представили автор — доктор исторических наук Амир Хисамутдинов и ответственный редактор — академик РАН Виктор Богатов. 

Фото: ИА PrimaMedia

— Историк стирает грязное белье истории, и я тоже не смог избежать этой участи, — подчеркнул Амир Хисамутдинов рассказывая о книге. — Когда занимаешься героем более сорока лет, то кажется, что что-то понял. Но понял я, что совсем ничего об Арсеньеве не знаю.

Автор признался, что хотел представить в книге не иконический образ, а человека с его сильными и слабыми сторонами.

— Родился — что-то сделал, что-то открыл, стал знаменитым — умер, а что осталось между? — задался историк закономерным вопросом.

В архивах Амир Хисамутдинов обнаружил адресную книгу Арсеньева — список людей, с которыми Владимир Клавдиевич вел переписку. И оказалось, что из них известны исследователю не более трети, остальные обычные люди, о которых практически не сохранилось сведений.

Локальные истории и глобальные смыслы — книги писателей из Владивостока и Читы на ЛиТРе

Амир Хисамутдинов. Фото: ИА PrimaMedia

Локальные истории и глобальные смыслы — книги писателей из Владивостока и Читы на ЛиТРе

Академик РАН Виктор Богатов. Фото: ИА PrimaMedia

Локальные истории и глобальные смыслы — книги писателей из Владивостока и Читы на ЛиТРе

Автор подписывает книги. Фото: ИА PrimaMedia

1 / 3

В процессе поиска контактов Амир Хисамутдинов выяснил подробности бракоразводного процесса Арсеньева, узнал о его драматичных отношениях с сыном и составил свою трагическую статистику, подчеркивающую всю сложность и противоречивость той эпохи: 30% списка адресной книги были репрессированы, расстреляны, были в заключении или иммигрировали.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх